ГАЗЕТА "ЗАБАСТОВКА"
Все начальники сволочи!
Вся Власть Стачкомам!
Партия Диктатуры Пролетариата.
Стачком Самары. (Stachkom).
Failed to execute CGI : Win32 Error Code = 1260
 
  Вторник 26 октября 1999 года. Газета "Забастовка" Выпуск № 9
март 2000 год -(формат PDF)

 

  Ноябрь 1999  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
<< Октябрь 1999 г.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

 

http://www.svoboda.org/news/ - 25-10-99, 19:00 МСК

В столице Тувы - Кызыле - продолжается бессрочная забастовка учителей, требующих погасить задолженность по заработной плате за семь месяцев. Как сообщил корреспондент "Радио Свобода", бастуют все учителя города. Сегодня к ним присоединились воспитатели детских садов. Стачком принял решение пикетировать здание Дома правительства, а также отправить в Москву своего представителя для встречи с вице-премьером Валентиной Матвиенко. 


-НАБАТ ВЫБОРГА - 

(Газета "Советская Россия" N 124 23 октября)

"ОЧНЕМСЯ!"

“ТЕПЕРЬ МЫ БУДЕМ СТРЕЛЯТЬ НА ПОРАЖЕНИЕ” аршинными буквами, через две полосы цитирует карателей из спецназа одна бульварная московская газета. Это не просто цитата, это кредо. Нет, не спецназовцев-дуболомов, привыкших усмирять бунтующие тюрьмы. Это кредо режима. Потому что назвать властью то, что управляет нашей страной, невозможно. Это криминальный режим. И вот, когда впервые после октября 1993 года режим получил отпор, он вновь ощерился клыками своих бультерьеров. Нет, настоящие собаки-убийцы не спец-наз. Они лишь грубые безмозглые пешки. Натасканные и прикормленные на крови бультерьеры те, кто громогласно устрашает Выборе, чтобы слышали все: мы будем стрелять на поражение!

Есть неписаный журналистский закон: ни одна газета не вынесет в заголовок такие слова, которые не соответствуют ее идеологии. Даже если это цитата. Ни одна газета не позволит себе откровенного разжигания социальной розни, унижения человеческого достоинства и подлого, провокационного натравливания одних человеческих групп на другие, если она не состоит на службе режима и потому уверена в безнаказанности и действует по понятиям этого режима разделяй и властвуй. Так натравливали сначала “демократов” на коммунистов, затем всю страну на тот же спецназ в Риге и Вильнюсе, потом народ на армию и армию на народ, лотом чеченцев на русских нет конца, и каждый может продолжить сам этот ряд. Теперь спецназ выпустили на народ, как дрессированных концлагерных псов, поощрив газетной статьей, в которой конфликт сведен к драке, к тюремному бунту “опущенных”. И это тщетная попытка закамуфлировать истинную, классовую суть конфликта между трудом и капиталом, вечного, как мир. Потому что труд всегда прав, а капитал всегда преступен. Все дело в законах, которые или стоят на стороне правды, или служат капиталу. Это попытка вновь повернуть историю назад, чтобы не отвечать перед ее судом. Напрасная попытка. Глупая, страусиная попытка. Желание повернуть вспять ход времени, переведя стрелки часов на циферблате. От извержения вулкана не спрячешься в “мерседесе” даже с 7-й степенью защиты. И от железной поступи истории не убежишь под прикрытием “Тайфуна”.

Любой “Тайфун" сегодня в России уже всего лишь лохмотья на мертвом теле режима, которые шевелятся от ветра и создают иллюзию жизни.

Никто не обратил внимания на “Тайфун” - все понимают, что дело не в нем. В телеграммах и письмах поддержки рабочих ВЦБК совсем иные слова. Так наступает кристаллизация насыщенного раствора. Воздух России насыщен прозрением и пониманием правды. Каждый удар дубинкой, каждое лживое слово в нем ускоряют процесс. Густеет и кристаллизуется гнев.

Вечер. Рабочая электричка. Совсем еще молодой рабочий на дружеский вопрос: “Ну, как прошел день?” зло: “Мы-то еще работаем, а вот что в Выборге творится, ничего не понимаю. Там вроде в рабочих стали стрелять, а зачем, почему? Они же рабочие, кому они могут вред принести? Да и не видел я что-то, чтобы кто-нибудь из рабочих против хозяина голос поднимал. Вот у вас не один десяток лет стажа, объясните мне, как это получается, что в рабочих стреляют? Мы уже и так, как бессловесная скотина стали. Ну, когда крутые разбираются и палят друг в друга, это понятно, у них деньги. А что у нас, чтобы в нас стрелять?”

Что ответить молодому парню, моему товарищу? Ведь не за окнами электрички ищет он ответа на свои нелегкие вопросы. От меня, пятидесятилетнего мужика, ответа ждет. Согласен с ним: нас, рабочих, в последние годы “опустили” до предела, до невозможности. Но сами себе в этом признаться мы все еще не хотим. Очень не хотим. А почему? А потому, что стыдно. Стыдно. Кто вырос при Советской власти, тот всегда привык гордиться тем, что онрабочий. Государство было рабочих и крестьян, и рабочему— почет и уважение от власти. Вот и этот молодой парень, вставший на рабочую стезю, наверное, еще живет теми унаследованными от отца или деда, впитавшимися в кровь представлениями о рабочем человеке как о главном человеке в государстве, на котором все держится. Где теперь оно, то высокое сознание своего особого места в делах государственных, где пролетарская решимость идти до конца за свое правое дело? (де?

Нет этой решимости сегодня у многих из нас. Сдали мы свои позиции почти без боя тем, кто по своей личной прихоти может решать наши судьбы, казнить или миловать в прямом смысле. Как в Выборге. Зря сдали. Ведь эти позиции были уже не единожды оплачены кровьютолько не нашей, а наших предков. Неужели каждому поколению тадб платить свою плату за свободу и право на гордость?

Как ведет себя хозяин? Понравился ты ему работай. Нетпроваливай! За воротами стоит длинная очередь безработных, готовых в любой момент за кусок хлеба занять твое место и быть послушными. Нас некому сегодня защитить.

Профсоюзы давно уже отдалились от нас. Зачем им лишние хлопоты и заботы? Самим бы удержаться на плоту жизни, который раскачивает из стороны в сторону. Не вижу таких, кто может защитить рабочего человека в сегодняшней жизни. Хорошо, если кто успел получить жилье в коммунистическом прошлом. Теперь ни шиша не получишь, плати деньги. А заработать их честным трудом, хоть в три смены сутками паши, не удастся. Не для того приватизировали заводы и фабрики, чтобы мы могли себя обрабатывать и нормально жить.

Есть, конечно, редкие исключения. Вот на нашем предприятии с “генеральным” повезло. Платит он нам зарплату вовремя, хотя и сам ездит на “шестисотом” “мерседесе”. Значит, не глупый, если понимает, что его благополучие зависит от нас, и лучше не дразнить гусей. Чем лучше мы работаем, тем выше его прибыль. А рабочую скотину нужно кормить, чтобы не выздохла, чтобы могла приносить прибыль. Многие и этого не понимают или сознательно стремятся свести в могилу побольше “быдла”, каким считают нас “демократы”. А мы и рады. Как заметил один мой знакомый, нам много не надо, хватило бы на двойной бутерброд снизу черный хлеб, а сверху белый. Тогда можно и терпеть, стиснув зубы и понимая, что в нашей жизни что-то изменить уже невозможно. В смысле в хорошую сторону. Вот и затаились мы, как крысы в норе, трясемся от страха: не было бы хуже!

От страха за свое будущее рабочий человек потерял опору под ногами, потерял достоинство. Многие из нас спились, просто скурвились, стали услужливыми рабами у богатых хозяев, а дети наши, на нас глядя, тоже по той же дорожке пошли. Сейчас страшней и опасней, чем в 41-м.

Возвращаюсь уже мысленно к разговору с молодым рабочим. Трагические события в Выборге потрясли меня даже больше, чем взрывы на Каширском шоссе и Гурь-яновской улице. Здесь еще можно было успокоить себя тем, что это были изверги-террористы, незнакомые нам и потому как бы мифические. Но здесь, в поселке Советском, оказались друг против друга рабочие и слуги режима с оружием в руках... Их же против своего народа заставили выступить, они открыли огонь по людям, которые требовали единственного справедливости. Они требовали работы, зарплаты и свое предприятие, которое все это им дает. Страшно, когда расстреливают справедливость. Страшно, когда вместо хлеба и работы людей “угощают” дубинками и пулями. Страшно не только нам, но и самим пославшим на это. Им, может быть, вдвойне.

Я полностью поддерживаю рабочих ЦБК, которые решили оказать сопротивление подлой сделке. Коротка наша память, если мы так быстро забыли историю. Вспомним события Новочеркасска, кода рабочие тоже взбунтовались. Но разве можно сравнить тот протест и этот? Тогда у них была работа, были все социальные гарантии, они чувствовали себя все-таки людьми, а не гонимыми, загнанными в угол зайцами. Причиной бунта было повышение цен на масло и мясо и грубый ответ дурака-начальника, что, мол, теперь вместо пирожков с мясом будете есть пирожки с картошкой. Все-таки у тех рабочих было куда больше достоинства и уважения к себе. Хотя, конечно, в организации бунта сыграли свою роль и провокаторы, в том числе и кремлевские во главе с Хрущевым перестройщиком тех лет.

Меня тревожит другое. События в Новочеркасске не стали детонатором всеобщего взрыва, потому что во всей стране были другие условия, которые не унижали человека труда, была другая идеология. А вот как будет сейчас? Мне очень хочется, чтобы события в Выборге встряхнули от страшного сна всех рабочих людей России, всю страну. Ведь нас продают не за понюшку табака. Отнимают последнюю надежду, имя которой работа. Загнанный в тупик, в безнадежность народ может решиться на все. Ему больше нечего терять, когда потеряна работа. Мы промолчали, когда теряли свою страну, Советскую власть. Теперь пришла пора терять работу. Все это связано. И если власти сознательно лишали нас страны и нашей власти, чтобы захватить наши заводы и фабрики, то теперь, лишая нас возможности жить, лишая работы, они сами не ведают, что творят. Они подносят фитиль к пороховой бочке.

Так что же нас ждет тотальная Чечня во всей России, молчаливое вымирание, гражданская война? Неужели, чтобы спастись от этого, надо крушить все подряд и так завоевывать свои права? Да помним ли мы вообще о них, о наших правах и свободах? Думаем ли мы вообще или только трясемся от страха и пьем горькую? Смотрим ли мы вокруг себя, чтобы увидеть, с кем нам по пути в нашей борьбе?

Мы сами во многом виноваты. И скажу горькое, но честное: мало нас еще бьют и морят голодом, если до сих пор не опомнились, не объединились, если все еще надеемся выжить за счет своих шести соток и торговли на рынке. Сегодня Выборг для каждого из нас проверка на совесть. Есть она проснемся, нет туда и дорога. В рабство, в темноту, в гибель.

Александр ИЗВАНОВ,

монтажник.

Москва.

"ОДИНОЧКИ ОБРЕЧЕНЫ НА ПОРАЖЕНИЕ"

- Посланцы Выборгского ЦБК в Думе -

21 октября в Государственной думе состоялась пресс-конференция с участием Виталия Витальевича Кирякова, председателя профкома Выборгского целлюлозно-бумажного комбината, и Александра Анатольевича Ванторина, генерального директора ЦБК.

Виталий Киряков; “К сожалению, большинство СМИ искажают главный вопрос: а был ли собственник? Отвечаю: никакого захвата трудовым коллективом чьей бы то ни было собственности не было. Да, в сентябре 1997 года осуществилась попытка продать комбинат. Причем сумма продажи составляла 187 млрд неденоминированных рублей. А только в строительство ЦБК государство вложило 700 млн долларов! Причем договор, составленный конкурсным управляющим, предусматривал вручение прав собственности уже после оплаты первого транша. И вот в октябре 1997 года всего лишь за 3,8 млн долларов комбинат был де-юре передан некой фирме, которую теперь и найти-то не могут. Кроме Государственной думы никто из тех, к кому мы обращались, не отреагировал на вопиющий характер “увода” государственных средств. Законных собственников на сегодняшний день нет. Есть лишь желающие прибрать к рукам комбинат.

События, происходившие в ночь с 13 на 14 октября, не поддаются никакой оценке: ни правовой, ни моральной. Представители органов государственной власти, призванные стоять на страже порядка и законности, по существу, издевались над людьми.

Мы обращаемся к прессе. Не лгите! Имейте мужество честно освещать события. В конце концов это ваш профессиональный долг У нас десятки избитых людей, несколько человек лежат в больницах. На двухтысячный коллектив, где больше половины женщины, бросили войска, ОМОН, спецназ.

О том, что беспредел будет продолжаться, можно судить по заявлению Службы судебных приставов о скором повторении акции. А также по откровениям руководителя спецназа. Тот в выражениях не стеснялся: мол, все повторим, ошибки учтем, человек двадцать “положим”, тогда образумятся.

Александр Ванторин: “Нам говорят: вы нарушаете права инвестора, и не просто инвестора, а инвестора иностранного. Но жизнь научила нас быть недоверчивыми. Мы обратились в британское консульство с вопросом: кому же все-таки продают комбинат? Проведенная проверка показала: в консульстве такой фирмы не знают, ее просто нет в Великобритании. И нам порекомендовали поискать своего “хозяина” через суд в оффшорной зоне на Кипре.

Еще один немаловажный факт. Изначально торги были проведены с уголовными нарушениями.

Кто стоял за банкротством предприятия? Официально это банк “Таврический” и г-н Иванов, в то время состоявший директором комбината. Но дальнейшие события позволили предположить, что за ними вырисовываются очень высокие покровители”.

Виталий Киряков: “Ни материальной, ни моральной поддержки от Федерации независимых профсоюзов пока нет. Говорят, совсем недавно при службе судебных приставов был создан отдел внутренней безопасности. Не мешало бы им разобраться со своими не в меру ретивыми выборгскими коллегами”.

Вопрос: “Уважаемый Александр Анатольевич, по средствам массовой информации прошло сообщение о том, что ваша машина была обстреляна, пострадали люди. Приняты ли меры по поимке преступников?”

Александр Ванторин: “Да, ранен мой охранник. Это уже вторая попытка моего захвата. Конечно, проще с оружием в руках терроризировать мирных жителей, которые и хотят-то лишь одного: спокойно работать на своем предприятии и получать достойную зарплату. Вместо этого им предлагают просто вымирать. Я приведу страшные цифры: в прошлом году умерли 8 работников комбината в возрасте от 45 до 50 лет. В этом году (к октябрю) уже 46 человек. Все это результат постоянного нервного стресса, в прошлом длительных (до трех лет) задержек заработной платы, голода, нищеты. Сегодня сказались эти перенапряжения”.

Вопрос: “Не кажется ли вам, что корни конфликта лежат в несколько более высоких областях, нежели областная или даже Генеральная прокуратуры?”

Виталий Киряков: “Безусловно. До Кремля недостучаться. Правительства РФ работают “вахтовым методом”, и от них сложно добиться какого-либо конкретного решения. Ясно одно нужна всеобщая рабочая солидарность. Одиночки обречены на поражение”.

Ибрагим УСМАНОВ.


В Индии второй день продолжается забастовка водителей грузовиков в знак протеста против повышения цен на дизельное топливо. http://www.rbc.ru/news/free/news19991022180543.shtml

РБК. 22 октября, Дели. Второй день в Индии продолжается забастовка водителей грузовиков, начатая в знак протеста против повышения правительством цен на дизельное топливо. Более 2 млн грузовиков, 350 тыс. частных автобусов и 166 тыс. легких коммерческих средств транспорта стоят на дорогах страны. Опасения по поводу того, что в связи с забастовкой поднимутся цены на продукты, уже находят подтверждение: дорожают фрукты; в разных частях страны люди в панике запасаются продуктами впрок. Правительство не собирается вступать в переговоры с забастовщиками и снижать поднятые цены, заявил премьер-министр Индии. В то же время официальные лица заверяют население, что перебоев с продовольствием не будет, хранящихся на складах продуктов хватит на 6 месяцев, а самые основные продукты питания будут доставляться во все районы страны, сообщает ABC News.

Забастовки. Революция. Новости политика. Партия Диктатуры Пролетариата. Разлацкий пролетаризм митинг
 
| Наши ICQ #99936914 | ICQ #36931513 | ICQ #221592473 | proletarism@mail.ru
Слава Октябрю 1917-го года!
Да здравствует НОВЫЙ Октябрь!
Получить E-mail
@proletarism.zzn.com
Логин
Пароль
Make Cash on the Net
 

© 1999-2006 страничку делал Виктор Котельников. Где что не работает, прошу подсказать.

be number one TopList Яндекс цитирования


Вверх странички