ГАЗЕТА "ЗАБАСТОВКА"
Все начальники сволочи!
Вся Власть Стачкомам!
Партия Диктатуры Пролетариата.
Стачком Самары. (Stachkom).
Failed to execute CGI : Win32 Error Code = 1260
  Суббота 23 октября 1999 года. Газета "Забастовка" Выпуск № 8
март 2000 год -(формат PDF)

 

  Ноябрь 1999  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
<< Октябрь 1999 г.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

 

Ситуация на Выборгском ЦБК на 20.10.99

Со слов Генерального директора комбината Александра Анатольевича Ванторина записал Алексей Филатов

В настоящее время комбинат практически не работает. Деловые партнеры напуганы происходящим. Завод блокирован, блокированы все его счета в банках. 

Рабочие, пострадавшие 14 октября, поправляются. Самое тяжелое состояние у работницы Баско, у нее переломы ребер, разрыв легкого, другие внутренние повреждения. Состояние работников, получивших огнестрельные ранения, таково: Кремов, у которого было прострелено плечо, постепенно поправляется, Огурцову, у которого прострелена кисть, видимо, будут ампутировать два пальца.

Новый собственник завода сказал, что перебьет всех рабочих активистов. И это не просто угрозы. За последние дни двое рабочих избиты. Один из них – Соколов – сейчас находится в реанимации, у него множественные переломы. Ранения получил и еще один рабочий.

Правоохранительные органы стоят в стороне от всего этого. Они не расследуют преступления, отделываясь фразами типа "нет концов", "нет свидетелей", объясняют, что в данной ситуации рабочие никаких прав не имеют.

Тем не менее, коллектив настроен решительно. "Комбинат никто им не отдаст, мы отстоим его, - уверенно говорит Ванторин. – Единственное наше оружие – наша сплоченность и организованность".

Для налаживания работы комбината сейчас ведутся переговоры с партнерами и потребителями. Их цель – добиться прекращения экономической блокады предприятия. Руководство и коллектив завода поддерживает Госдума. Генеральный директор 22 октября будет присутствовать на пленарном заседании Думы. О том, дадут ли ему слово, не знает.

Кстати, ранее Думой было принято специальное Постановление о ситуации на комбинате. Если бы оно было выполнено, то нынешней ситуации не возникло. Но правительство Кириенко его проигнорировало. Мероприятия по выполнению постановления предприняло правительство Примакова. Однако на местах все было спущено на тормозах, а тут подоспела и отставка Примакова.

"Сегодня выполняются только заказы криминалитета", – убежден Ванторин. 

В рабочем коллективе обстановка нормальная. Заметны повышенная дисциплина и взаимоподдержка.

До 14 октября зарплата работникам выплачивалась регулярно, так что средства к существованию у них есть. Была бы вовремя и в срок выплачена и последняя зарплата, но этому помешал арест счетов.


Советская власть --- в поселке Советском http://www.1917.com/ru/WD/45/Vyborg.html 

В небольшой комнате где разместился стачком всегда многолюдно: рабочие, ремонтирующие теплотрассу, справляются насчет баллонов с газом, старик оформляет заявку на жилье (!), кто-то приехал за готовой продукцией, заходят с дежурства члены рабочей дружины. Непрерывно звонит телефон. Здесь на деле реализуется классическая формула советской власти: совет (или если хотите стачком) высшая власть на охваченной им территории, он может принять решение по любому вопросу и способен претворить его в жизнь. Власть поселковой администрации, как и дирекции комбината здесь номинальна. Неправильно было бы говорить, однако, о всевластии полутора десятков человек, составляющих стачком. Классовая борьба, в которой участвовали здесь все, как это всегда бывает, привела к невероятной активизации масс. Стачком силен ровно настолько --- насколько рабочие убеждены, что он выражает их интересы. Отсюда и открытость, "прозрачность" всех его действий; собрания, сходы, ежевечерний отчет стачкомовцев перед всеми теми кого они представляют. Эти важные завоевания постепенно сказываются на жизни рабочих. Заработали несколько цехов, и рабочие стали получать, пусть и очень небольшую, но зарплату. Общая черта всех собеседников --- оптимизм, здесь твердо убеждены --- хуже чем раньше не будет. 

Как это часто бывает беды Выборгского Целлюлозно-Бумажного Комбината (ЦБК) начались с приватизации. Один из лучших по техническому оснащению в мире, комбинат, расположенный в живописном местечке на берегу Выборгского залива --- поселке Советском, стал лакомым куском для всевозможных "приватизаторов". В начале девяностых (да в общем-то и сейчас), ельцинская клика была готова на любые условия самых сомнительных российских и тем более зарубежных фирм, лишь-бы обеспечить "необратимость реформ". Или попросту говоря, отчасти создать, отчасти экспортировать из-за рубежа класс бандитов-предпринимателей способных "постоять" при случае за свое благоприобретенное имущество, а значит и за правящий режим. 

Иллюзий о зарегистрированной на Кипре компании "Альянс целлюлоза ЛТД" не было не у кого, кроме, может быть, работников ЦБК, давших согласие на приватизацию. Осенью 1995 года газета "Деловой Петербург" (#71(144)) в заметке под названием "Американцам мешают спасать ЦБК" писала:" Американская фирма `Альянс целлюлоза ЛТД' в настоящее время владеет 35% акций Выборгского ЦБК. Но, похоже, на пути дальнейшего выкупа предприятия появилось труднопреодолимое препятствие. Американцы вложили в модернизацию комбината свыше миллиона долларов. Фирма готова инвестировать в десятки раз больше, однако, по признанию директора Выборгского ЦБК Юрия Иванова, возражает против этого российский Фонд имущества. Там считают, что данная фирма недостаточно серьезна, чтобы владеть контрольным пакетом акций ЦБК." На самом деле, покупатель не смог, а скорее не захотел, инвестировать в развитие комбината даже 35 миллионов долларов, обусловленных правилами аукциона. В общем-то, небольшую сумму для комбината производящего по сто тонн бумаги. В отношении ЦБК у "Альянса" были совершенно другие намерения. 

Фантастически низкие цены на приватизационных аукционах (в конце концов ЦБК был продан менее чем за 1/15 своей реальной стоимости), породили своеобразную форму бизнеса: некий банк покупает через подставную фирму крупное промышленное предприятие, и начинает выкачивать из него финансовые ресурсы. Банк (в данном случае "Таврический"), давая кредиты по завышенным ставкам и применяя разного рода штрафные санкции получает прибыль. Продукция продается, по явно заниженным ценам, еще одной подставной фирме ("Бас-бизнес", например), сырье-же и энергоносители по-возможности закупаюся в кредит. Конечно, в жизни все бывает немного сложней, но схема эта за последние годы прокручивалась многократно. Неудивительно, что к осени 1996 года комбинат фактически обанкротился, рабочим перестали платить зарплату. После года мытарств комбинат был продан фирме "Нимонор Инвестментс Лимитед" за 187 миллиардов рублей. 20 миллиардная предоплата, сделанная покупателем, позволяла почти полностью погасить долги по зарплате работникам комбината, но, вопреки законодательству, этого не произошло. Скорее всего прежние владельцы-кредиторы, используя конкурсного управляющего Бочкарева, сорвали с ЦБК свой последний куш. 

В ноябре заплатили только 30% зарплаты за три квартала 1997 года. Однако, на простаивающем комбинате, где работы, а значит и "восьмерок" в табелях, было ой как не густо, зарплата рабочих и так была невелика. А, что "Нимонор Инвестментс Лимитед"? Свои обязательства перед рабочими она сочла исчерпанными. Если в сентябре рабочие рассылали по газетам слезные петиции, то голодная зима пробудила массы к действию. В Советском, где из 5000 жителей, половина, то есть почти все трудоспособное население, работала на комбинате, никакой другой работы просто нет. Многие, чтобы не умереть с голоду, перешли на "подножный корм", промышляя сбором грибов и ловлей рыбы, только без денег все одно не прожить... В Выборге тоже найти работу не просто, да поездки туда-обратно обходятся недешево. Половину зарплаты только так прокатаешь. Жилье в поселке продать, чтобы уехать куда подальше, тоже невозможно. Таким образом, в отличии от московских или ленинградских предприятий где после года безденежья трудно найти человека допенсионного возраста, на комбинате остался боеспособный трудовой коллектив. Он и сказал 28 января свое веское слово. Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стали увольнения. Всего с ноября по январь уволили 314 человек, причем увольняли без выходного пособия, просто выбрасывали на улицу. "Подстрекателей" увольняли в первую очередь. Новые владельцы получили от областных властей карт-бланш на увольнение 400 человек, но нашли оригинальную трактовку --- уволим сколько захотим, а потом до наберем новых. Решение уволить работников заводского детского сада и охрану (в сумме до 200 человек) привело к стихийному собранию. Новые хозяева уже ничего не обещали --- только грозили. Два следующих дня поселок бурлил. На повторном собрании, возникший на предприятии стачком, взял дело в свои руки. Директору был предъявлен перечень требований, главным из которых разумеется стала выплата всех долгов по зарплате, а пока это не произошло --- ему предложили на заводе не появляться. Проходили собрания в цехах, выдвигали представителей в стачком, собирали подписи. Никто не боялся, "Рубикон был перейден", и подписывались все. 2 февраля "хозяева" привезли новую охрану, но на завод ее не пропустили. Предприятие было захвачено рабочими. Возникла рабочая дружина, были установлены дежурства в цехах. Возглавивший оборону комбината Осип Кикибуш, встал во главе стачкома. Заработали механизмы рабочей демократии --- высшим органом власти в поселке стал общий сход жителей, там, на стадионе, принимались ключевые решения, например о пикете офиса налоговой полиции (рабочие хотели всего-навсего заплатить налоги), или о перекрытии шоссе "Скандинавия". Но тут уже сдали нервы у областного губернатора Густова, были создана комиссия для проверки законности приватизации (признавшая, впоследствии, ее законной). На общем собрании трудового коллектива был избран "народный" директор комбината --- Ванторин. Ежедневно члены стачкома отчитываются о проделанной за день работе работе по... телевизору. Да-да, стачком контролирует сеть кабельного телевидения, охватывающую поселок, а когда телестудия не работает --- на улице устраивается "живой" эфир 

Пока стачком пытается обеспечить жителей поселка водой, теплом, а главное зарплатой, то есть едой. Решает проблемы с транспортом, жилым фондом и даже скорой медицинской помощью, местная власть в лице "мэра" Сычева, назначенного главой Выборгской администрации Кирилловым, занимается откровенным саботажем. Идея использовать против рабочих милицию с треском провалилась, местные "органы правопорядка" сохраняют нейтралитет. Но помещение для офиса "владельцам" ЦБК, он предоставил, хотя и в детском саду. На большее его полномочий не хватило. Зато когда на станции водоочистки кончился глинозем, этот "остряк" даже пошутил: "Посмотрим, как вы запоете когда ваши дети гепатитом болеть начнут". Неудивительно, что стачкомовцы поставили перед собой цель заменить Сычева на "народного мэра" и, очевидно, им это по силам. Вообще-то, представительные органы власти от поселкового самоуправления, до Государственной Думы, в целом, на стороне стачкома --- принимаются разного рода постановления, только вот власти у них нет никакой, а главное нет денег. С исполнительной властью отношения складываются хуже. Правда, очевидные симпатии большинства избирателей к мятежным рабочим, заставляют разномастных губернаторов находить все более и более обтекаемые формулировки. С одной стороны, простаивающий Выборгский ЦБК --- огромная дыра в бюджете области, с другой, как отнесутся потенциальные инвесторы к возможной экспроприации своего имущества рабочими? Не испортится ли в регионе "инвестиционный климат"? Во всяком случае прецедент есть. Три года назад в судебном порядке был расторгнут инвестиционный договор, посредством которого было приватизировано АО "Фосфорит" --- крупный химический комбинат в Кингисеппе. Это также стало следствием захвата комбината рабочими и изгнания владельца, доведшего комбинат до банкротства. Однако, если в том случае областное руководство приняло "политическое" решение всего за неделю, упредив формирование рабочего самоуправления. То за полгода "советской" власти на ЦБК, рабочие убедились, что сами могут управлять производством. 

Поэтому большинство склоняется к созданию на комбинате "народного предприятия". Впрочем, склоняются не то слово, вероятно, что к моменту выхода статьи для него уже будет открыт расчетный счет. А дальше? В условиях конкурентной капиталистической экономики, рынка рабочей силы, действия "народного директора", диктуемые коммерческой целесообразностью, рано или поздно войдут в противоречие с интересами рабочих. На чьей стороне окажется тогда стачком? Инвестиции в предприятие подразумевают контроль над ним, обычно осуществляемый через рынок акций. Как это совместимо, по сути, со статусом "народного предприятия"? Возможен-ли заклад "народной собственности" какому-нибудь банку? Вопросов --- больше чем ответов. Все-таки кажется, что без эмиссии тех или иных ценных бумаг, а это будет означать еще одну, теперь уже закамуфлированную приватизацию, получение коммерческих кредитов невозможно, кроме как под гарантии областного или федерального правительства. Получение таких гарантий, или, что еще лучше, прямых кредитов --- политический вопрос. За них надо бороться, и бороться сообща. Как сказала нам пожилая работница комбината: "нельзя построить социализм в одном нашем поселке". 

Поэтому надо понимать --- вопрос о дальнейшей судьбе ЦБК --- не юридический вопрос о законности приватизации. В конечном счете, исход борьбы зависит от общего соотношения сил антагонистических классов: рабочих и предпринимателей. Так наступление реакции, несомненно, приведет к закрытию ЦБК и массовому локауту. Как чуткий барометр, комбинат отражает спады и подъемы рабочего движения в России. Именно его сегодняшний подъем, борьба шахтеров --- в первую очередь, не позволил задушить рабочее самоуправление в Советском. Его дальнейшая активизация в условиях надвигающегося кризиса --- залог успехов в будущем. Без пролетарской солидарности конечная победа рабочих на Выборгском ЦБК нереальна. 


Особую роль сыграл в борьбе, развернувшейся, в Советском профсоюз, именно его счет использовался в нехитром "бизнесе" рабочей власти на комбинате. По сути дела, он стал единственным легальным каналом связывающим, оказавшийся вне закона, комбинат с внешним миром. Через него впервые пришли на завод "живые" деньги. Вообще, взаимоотношения стачкома и действующего на предприятии профсоюза --- особая тема для разговора. Единственный профсоюз, существующий (и вообще когда-либо существовавший на ЦБК), это профсоюз работников лесной и целлюлозно-бумажной промышленности, входящий в ФНПР. О его "достачкомовском" руководителе Ханатаеве, твердо известно только то, что его зарплата составляла 5 миллионов рублей. Ничем другим он не выделялся. С приходом к власти рабочих ситуация изменилась кардинально. Как и состав профкома. После некоторых колебаний областное профсоюзное руководство в лице Гущина вынуждено было смириться с этим фактом. Впрочем, непосредственной помощи заводчане так и не получили. Кстати, сама мысль, что отраслевой профсоюз должен (и может) оказывать бастующим рабочим финансовую поддержку из страховых фондов, кажется не приходила стачкомовцам в голову. Но в решающие моменты им не мешали, а это было тогда жизненно важно. Причина такой покладистости профсоюзных бонз очевидна. Они просто боятся "нарваться". Положение в отрасли "аховое". Сясьский ЦБК уже прошел процедуру банкротства и простаивает чаще чем работает, зарплату там выдают туалетной бумагой и свой рабочий день многие рабочие проводят на обочине шоссе Петербург-Петрозаводск пытаясь ее продать. Светогорский комбинат более устойчив, однако недавняя смена владельца комбината может таить для рабочих неприятные сюрпризы. Установление рабочего контроля над отраслевым профсоюзом --- вполне реальная задача. Мощная структура, включающая в себя аппарат юрисконсультов, различную недвижимость, контролирующая соцстраховские фонды, способна значительно облегчить положение трудящихся, усилить их позиции в борьбе с буржуазией, обеспечить им юридические тылы. 

Практика показывает, что серьезная классовая борьба охватившая предприятие, политизация и активизация трудящихся неизбежно приводит к замене профсоюзного руководства на рабочих активистов. Так произошло здесь, так было на Комбинате Цветной Печати, во многих других местах. Да, ФНПР'овский профсоюз не может быть организатором рабочего движения, но если есть стачкомы, заводские комитеты, рабочие советы, то свою роль в защите рабочего класса они еще сыграют. Ленин и Троцкий неоднократно подчеркивали подчиненную, вторичную роль профсоюза перед органами рабочей власти, равно как и недопустимость раскола рабочего движения в угоду своим политическим амбициям, создания карликовых околопартийных профсоюзов. 
Петров 

 

На Выборгском ЦБК (Возвращаясь к напечатанному) http://www.1917.com/ru/Actions/Sovetskii/Kombinat.html 

"Мы будем работать любой ценой!", -- говорят сегодня рабочие Выборгского ЦБК. Неудивительно. Сегодня, впервые за последние годы, им есть, что терять. Захват рабочими предприятия привел здесь к поистине невероятным результатам. Обанкротившийся, растаскиваемый по частям, не работавший почти год комбинат, на глазах возродился из пепла. Работают все (!) цеха, простои стали редкостью, восстановлены старые и налаживаются новые хозяйственные связи. И самое главное. Здесь стали платить зарплату. Сначала понемногу, но потом все больше и больше. Средняя зарплата на предприятии достигла сегодня 1300 рублей и имеет устойчивую тенденцию к росту. Поэтому, когда воодушевленные политической активностью президента бывшие (а по буржуазному закону и нынешние) хозяева ЦБК решили восстановить статус кво, то сомнений здесь не было, решили единогласно -- будем сражаться. Желающих вернуться к прежней голодной жизни не оказалось. Была отмобилизована и усилена рабочая дружина, укрепили охрану. Увидев все это капиталисты дрогнули, и пока отступили. Но вряд-ли надолго. И так лакомый кусок, восстановленный рабочими, комбинат стал теперь еще слаще, еще сочнее. Но и рабочие теперь, почувствовав свои возможности и силы, а главное увидев перспективу, готовы сражаться до конца. И во главе этой борьбы стоит профсоюз -- бывший стачком. Здесь по прежнему принимают все ключевые решения, внимательно следят за действиями народного директора, помогают, когда это нужно, когда надо критикуют. Проводят активную социальную политику. Дешевая столовая с прекрасным питанием, материальная помощь нуждающимся, весь поселок Советский, если внимательно посмотреть, одна большая социальная программа профкома. Без преувеличения можно сказать, то, что происходит сегодня на ЦБК -- смертный приговор апологетам либеральных и нео-либеральных моделей, сторонникам и идеологам капитализма всех мастей. Эксперимент, проведенный ходом истории и руками рабочих в маленьком окруженном лесами поселке на самом краю России, ясно показал -- капитализм это нищета и разруха. Ничего больше. Поэтому рабочие должны крепко взять контроль над производством и распределением в свои руки. Как только они это сделают -- все изменится. Но слишком привлекателен и заразителен опыт ЦБК для миллионов рабочих, чтобы дали спокойно работать этим людям. Поэтому не только им, всему рабочему классу надо быть на чеку, чтобы не дать задушить этот росток нового в старом. 

И. Лох

 

Блокада "Скандинавии" http://www.1917.com/ru/Actions/Sovetskii/Scandinavia.html 

29 июля примерно 120 рабочих Выборгского целлюлозно-бумажного комбината перекрыли вчера в полдень самую оживленную автомобильную трассу Северо-Запада, "Скандинавия", соединяющую Ленинград и Хельсинки, в районе рыночной площади Выборга в Ленинградской области. Всего в акции учавствовало около 300 рабочих, приехавших в Выборг (это около 30 км от Советского) в свободное от работы время. Акция в значительной степени носила предупредительный характер, так как непосредственно в Выборге у ГАИ не было серьезных проблем с организацией объезда транзитного транспорта. Тем ни менее, это в очередной раз демонстрирует рещимость рабочих стоять до конца. 

Поводом к этой акции послужили просочившиеся на комбинат сведения о том, что между ИО губернатора ЛО Сердюковым и руководством компании "Альцем" достигнуто некое соглашение о передачи комбината в руки вышеназванной компании. Понятно, что эти никак не могло обрадовать рабочих... 

 

Ночной приступ http://www.1917.com/ru/Actions/Sovetskii/Night.html 

За пол-часа до полуночи, в ночь с 13 на 14 октября около трех десятков спецназовцев из спец-подразделения исполнения наказаний МВД -- "Тайфун", проникли на территорию Выборгского ЦБК. Под их прикрытием туда проследовали несколько судебных приставов. Операцией руководил зам. главного пристава Ленинградской области. 

Бандиты нарвались на ожесточенное сопротивление рабочей дружины Выборгского ЦБК. Против безоружных людей были применены сперва спец-средства, а затем и табельное оружие. В результате -- двое рабочих комбината получили пулевые ранения средней степени тяжести. Тем ни менее, рабочим удалось вытеснить приставов из ряда наиболее интересовавших их помещений, в том числе бухгалтерии. 

Прокурор Выборгского района Павлов возбудил уголовное дело против семи дружинников, им инкриминируется ст. 315 УК (воспрепятствование исполнению решения суда). 

Попытки генерала МВД Петухова найти компромисс и приостановить расправу над безоружными людьми кончились ничем. Судебные приставы наотрез отказались покинуть территорию комбинат. 

После неожиданной (и очень сомнительной) победы Сердюкова на прошедших недавно выборах губернатора Лен. области, такое развитие событий представлялось более чем вероятным. Много говорят о связях Сердюкова с водочной мафией и, в частности, "Алцемом" -- формальным владельцем ЦБК. 

Мы ждем возвращения из Советского нашего корреспондента. Вероятно после этого мы сообщим дополнительную информацию. 


 

Нашла коса на камень! http://www.1917.com/ru/Actions/Sovetskii/Night-2.html 

За пол-часа до полуночи 13 октября группа вооруженных людей в масках и пятнистой камуфляжной форме проникла на территорию Выборгского ЦБК в поселке Советский. Вел их один их бывших охранников комбината. Пройдя задворками, сокрушив урной стеклянную дверь и уложив на пол двоих охранников и четверых дружинников, они через бумажную фабрику проникли на второй этаж административного здания, где размещаются профком, столовая и финчасть комбината. Поднявшиеся на этаж рабочие ночной смены были встречены выстрелами в упор. Валерий Кремов получил серьезное ранение в плечо, еще один работник ЦБК (Александр Огурцов) был ранен в кисть. В числе девяти человек они были взяты в заложники забаррикадировавшимися на этаже террористами. Впрочем нет... Напротив, это было спецподразделение по борьбе с терроризмом "Тайфун", предназначенное для подавления бунтов в тюрьмах, и совсем недавно, вместе со всем ГУИН (Главным управлением исполнения наказаний), переданное из МВД в ведение Минюста... 

Наиболее характерной чертой всей "акции" судебных органов была именно бессмысленная, ничем не оправданная, жестокость. Судебный пристав Выборгского района Ленинградской области Тамара Борисовна Веселова непосредственно руководила всей этой вакханалией, начиная от приказа спецназовцам стрелять в рабочих, и кончая угрозами расстрелять заложников, причем одной из женщин она при этом лично засунула в рот пистолет! В ход шли помповые ружья, пистолеты, дубинки. Был зверски избит раненый рабочий. Молодого парня облили водой и запихнули в морозильную камеру. Помещение столовой было полностью разгромлено, мебель сломана и частично выкинута в окна, стекла выбиты, в конце концов, кто бы объяснил зачем, спецназовцы сумели даже проломить одну из стен. В то же время, штатные действия судебных исполнителей скорее имитировались. Вместо изъятия документов стражи законности тащили из столовой сосиски и кофе! Единственным их трофеем стала печать профкома. Двери сначала было решили опечатать, но потом просто выломали. Особенно досталось ненавистному профкому факс сожгли, а из альбома с фотографиями тщательно изъяли фотографии июльского штурма. Совершенно очевидно, что нападавшие не верили в то, что им удастся продержаться в здании значительное время. После того как руководство областного УВД умыло руки, отказавшись участвовать в возвращении на комбинат "законного" собственника, было принято решение использовать внутренние резервы судебной системы. 

Предыдущий штурм комбината, состоявшийся 9 июля, ясно показал, что без поддержки милиции ничего существенного "Тайфун" сделать не может. А кого будут поддерживать местные милиционеры вопрос ясный -- в конечном счете, это сыновья и братья работников комбината. Более того, рабочие были очень возмущены тем, что милиция открыто не перешла на сторону народа и не перестреляла тайфуновцев. Как сказал мне позже один из участвовавших в операции милиционеров: "Если бы не дети, то не сдержался бы. Стрелял бы в гадов!". Оказавшись перед лицом двух тысяч разъяренных рабочих, поднятых среди ночи призывным гудком локомотива, спецназовцы заглушали свой страх водкой и демонстративной жестокостью, а "законный" владелец завода Сабодаш, так и не решившийся, вместе с восемью своими охранниками, войти в здание, и вовсе баловался для смелости кокаинчиком. Сначала подтянулась милиция из Приморска, затем УАЗик с питерским ОМОНом, и, наконец, после длительного ожидания, а можно представить себе, как тянулись эти часы для непрерывно истязаемых заложников-работников комбината (отпустили лишь двоих, находившихся в самом тяжелом состоянии), прибыла "комиссия" областного правительства для ведения переговоров. Возглавлял ее вице-губернатор ЛО Двас, приехали также Прохоров, зам прокурора ЛО Мальцев, выборгский прокурор Новиков, Кашин из областной прокуратуры, и, конечно, штатный миротворец -- генерал МВД Петухов. Последнего, очевидно за отсутствие должной силовой поддержки, тайфуновцы тут же послали по матери куда подальше. Не пропустили к заложникам и врача. А вот Новиков решил провести "следственные действия" в отношении зверски избитых заложников, которые оказывается препятствовали исполнению судебного решения, и даже возбудил против них дело по 315 ст. УК. Понятно, что подлинные преступники оказали ему посильную помощь в расследовании этого "преступления". В то же время, против нападавших, нарушивших добрый десяток статей уголовного кодекса, включая незаконное лишение свободы, причинение тяжких телесных повреждений, грабеж, злостное хулиганство и так далее, не было не только возбуждено уголовного дела, но и не начато служебное расследование. Их отказались даже проверить на предмет нахождения в состоянии алкогольного опьянения! 

Фактически деятельность правительственного десанта свелась к вызволению приставов и "альцемовцев", включая Сабодаша, вырванного ранее профкомовцами и дружинниками из рук разъяренных рабочих. Ему так и не помогли все его многочисленные охранники -- бока ему намяли основательно. Впрочем, отлежавшись в больнице, буржуй нашел чем ответить на заботу дружинников о его шкуре. Боевики из охранной структуры АФБ организовали настоящую охоту на рабочих активистов, за последние дни двое из них были зверски избиты, один из них -- Соколов -- до сих пор находится в реанимации. Это не удивительно. Зарегистрированный в Британии ALCEM -- воистину компания широкого профиля: помимо торговли алюминием, производства водки (совладелец "Ливиз"), она занимается и "охранной деятельностью" или, попросту говоря, разводками/разборками. Но все это бизнес дающий быстрые (хотя и грязные) деньги. Производство бумаги к таким никак отнести нельзя. Дело это не простое, от налогов тут особо не побегаешь, а если не профессионал, то и вовсе обанкротишься. Это тебе не водку разливать! Да еще не ясно как быть с рабочими -- в поселке штрейкбрехеров много не найдешь (собственно говоря, всех мерзавцев они уже завербовали), издалека тоже возить не будешь -- себе дороже выйдет. Так, что никакой четкой перспективы стать "эффективным собственником" у "Альцема" нет. А вот, что он может сделать, и сделает, если его не остановят рабочие, так это продать БДМ (бумагоделательную машину) огромный и очень дорогой агрегат. Собственно за нее и идет борьба. Сначала за нее уцепился "Нимонор", потом поняв, что близок локоть да не укусишь, продал ее откровенным бандюкам из "Альцема", благо у Сабодаша имелась "мохнатая рука" в правительстве Ленинградской области. 

До этого момента Сердюков относился к стачкому ЦБК скорее хорошо чем никак, поэтому уход губернатора Густова в правительство Примакова, особой тревоги не вызвал. Тем более, что Дума приняла специальное постановление о ВЦБК, Ельцин издал указ о "народных предприятиях", Примаков был настроен благожелательно и уже закрутились шестеренки в сложном судебном механизме деприватизации. Благо, что в Ленинградской области это обычная практика, достаточно вспомнить "Фосфорит" в Кингисеппе или Волоховский алюминиевый завод. Впрочем, что далеко ходить: за день до событий в Советском был возвращен в собственность государства Ломоносовский фарфоровый завод, к слову сказать, там и инвестиции какие-то были, и новый владелец -- фонд "США-Россия", во-всяком случае, был более "иностранным" и менее уголовным чем "Альцем". Но... Сердюков сначала стал ИО губернатора, а затем, при крайне странных обстоятельствах, был избран губернатором Ленинградской области. (Это конечно не репрезентативный опрос, но я говорил с несколькими десятками людей, как минимум, в трех районах области, и ни один не признался, что голосовал за Сердюкова.) Увы. Для рабочих комбината это стало подлинной трагедией, под давлением исполнительной власти, начало претворяться в жизнь старое решение Арбитражного суда о признании "Альцема" владельцем комбината. Сначала июльский штурм, теперь еще... 

И это при том, что комбинат успешно работает, рабочие получают зарплату, от чего они при прежних владельцах напрочь отвыкли. Более того, под давлением профсоюза рабочие обеспечивались дешевыми обедами (пока "Тайфун" не разгромил столовую). Одно это показательно! Много ли вы знаете сегодня заводов, где рабочие регулярно ходят обедать в заводскую столовую? Не буду повторяться, мы уже много писали о действующем в Советском режиме рабочей демократии (См. "РД" No 5 за прошлый год), и прошедшее с тех пор время лишь подтвердило его жизненность и экономическую целесообразность. Поэтому без преувеличения можно сказать, что борьба идет не на жизнь, а на смерть. В случае продажи БДМ рабочих ждет голодная смерть (или голодная жизнь, что не лучше), а Сабодаш... Говорят он уже заложил ее в банке, а деньги, вероятно, потратил, так, что и ему отступать некуда. 

Организаторы акции 13 октября ставили перед собой две цели: запугать рабочих и подорвать доверие смежников к комбинату и его народному директору Ванторину. Не имея возможности фактически распоряжаться на комбинате, они хотят остановить его, парализовать его работу, а значит ввергнуть рабочих обратно в нищету и заставить их капитулировать перед номинальными владельцами ЦБК. Однако, такое решение противоречит не только интересам рабочих ЦБК, но и всех жителей района и области. Ведь фактически речь идет о ликвидации крупного и рентабельного предприятия. В этом смысле стенания буржуазных СМИ о недопустимости ревизии итогов приватизации -- ложь от начала до конца. Когда губернаторам необходимо отобрать у кого-нибудь завод, то отбирают без малейших сомнений. А "жертве" остается только утереться и впредь относиться к "власти" с большим почтением. Иностранные инвесторы, вернее те из них кто еще как следует не научился давать взятки, находятся даже в худшем положении чем все остальные. В данном же случае политические мотивы служат для прикрытия преступного сговора криминального капитала с властью. Буржуазным политикам очень не хочется признать тот факт, что рабочие тоже могут управлять производством. Более того, что они могут делать это много эффективней чем и новая русская буржуазия, и старая партийная бюрократия. Но сейчас, когда пролилась кровь, фотографии и телевизионные картинки ВЦБК разлетелись не только по всей стране, но и по всему миру, Сердюков более уязвим для давления общественного мнения, чем когда-либо. Необходима продолжить и интенсифицировать нашу международную компанию солидарности с коллективом ЦБК. 

Но самое главное, это уверенность рабочих комбината в своей победе. Уже на следующий день после тотального разгрома второго этажа административного корпуса здесь начался ремонт, все, что можно было восстановить -- восстановили в кратчайшие сроки. Никто из наших собеседников в Советском не допускал и мысли о том, что ЦБК достанется "Альцему", здесь привыкли сражаться в одиночку, или почти в одиночку, против "его величество собственника", а значит против всей капиталистической системы. Рабочие комбината верят в свои силы и верят в победу, для которой у них есть главное -- единство и мужество в борьбе за СВОЙ комбинат. 

Алексей Петров


 
Булыжник по-прежнему оружие пролетариата http://www.nvrem.dux.ru/arts/nevrem-2076-art-1.html

Вчера утром многие телеканалы и радиостанции сообщили о драматических событиях, развернувшихся в очередной раз вокруг печально знаменитого Выборгского целлюлозно-бумажного комбината. Там произошло столкновение между "народным руководством" завода (вместе с частью трудового коллектива) и нынешними законными владельцами предприятия - представителями фирмы ALCEM. 

Поначалу информация поступала самая разноречивая. Говорилось о вооруженном захвате предприятия некой неизвестной охранной структурой в масках. В результате несколько оборонявших завод рабочих получили ранения, но зато ими был взят в заложники Александр Сабодаш, один из совладельцев ALCEM. 

Дело оказалось в том, что в четверг в 4 часа утра на ЦБК приехали судебные приставы, которые в течение этого года безуспешно пытались обеспечить выполнение решения Арбитражного суда о передаче имущества новому владельцу. 9 июля в конфликте между приставами и "народным руководством" было вынуждено участвовать подразделение ОМОНА. На этот раз приставы приехали ночью и в сопровождении спецподразделения "Тайфун", приписанного к Главному управлению исполнения наказаний Минюста (так называемый "тюремный спецназ") Тогда был подан гудок тепловоза, находившегося на территории предприятия, и в силу вступила знаменитая "дубина народной войны". Жители поселка Советский, вооруженные разнообразным дрекольем (а также, по словам сотрудников правоохранительных органов, газовым и охотничьим оружием), начали стекаться к заводу. Как сообщил Анатолий Гончаренко, главный судебный пристав по Ленобласти, в сторону женщин-приставов были произведены выстрелы. Затем эти женщины были заперты в одной из комнат заводоуправления. В свою очередь, бойцы "Тайфуна" стреляли в воздух, несколько пуль срикошетило, легко ранив нескольких рабочих. 

Заместитель начальника Главного управления внутренних дел по Санкт-Петербургу и Ленобласти Вениамин Петухов прибыл в Советское ранним утром. Вице-губернатор Григорий Двас также посетил место событий. С точки зрения последнего, действия правоохранительных органов были вполне обоснованными и имели целью выполнение решения суда. 

Как сообщили в середине дня, к этому моменту ситуация была под контролем областных властей, мятежное предприятие было оцеплено милицией. В течение всего дня продолжался митинг рабочих против "грабительской приватизации" предприятия. О судьбе Сабодаша было известно немного - он был увезен в неизвестном направлении, а потом оказалось, что он в больнице. 

Конфликт на ЦБК существует уже несколько лет. В свое время, летом 1996 года, завод практически встал, за исключением отдельных производств. Причин тому было множество - и общая экономическая ситуация в стране, и огрехи в проведении приватизации (где без них обходилось?), и порой неразумные действия тогдашнего областного руководства. Что касается самих рабочих, они, как это бывало повсеместно, в основной своей массе жизнерадостно распростились со своими акциями, не видя в них особого толка в перспективе. 

Через какое-то время была введена в действие процедура банкротства, суммарная задолженность составила, по некоторым источникам, около 50 - 60 миллионов долларов. 22 сентября 1997 года контрольный пакет акций был приобретен компанией "Ниморон Инвестмент Лтд", которая понемногу началас рассчитываться с долгами, в том числе по зарплате. Но все эти перемены почти совпали по времени с очередным кризисом на российском рынке ценных бумаг. В январе 1998 года не поступил очередной транш, и тогда начались первые выступления трудового коллектива. А нынешним летом, как мы уже сообщили, имущество ЦБК было продано фирме ALCEM. Фирма британская, название расшифровывается весьма просто - "Алюминий - цемент". Упомянутый Александр Сабодаш, помимо участия во владении крупным пакетом акций этой фирмы, имеет прямое отношение к целому ряду алюминиевых предприятий Российской Федерации, а также является одним из совладельцев петербургского ЛИВИЗа. И вообще, когда говорят о пресловутой "скупке наших заводов иностранцами" (как и в данном случае), речь в большинстве случаев идет на самом деле о вполне российских фигурах... 

Федерация профсоюзов вчера распространила заявление, где говорится о продаже "высокорентабельного предприятия". Тем не менее, по данным Межведомственной балансовой комиссии, задолженность Выборгского ЦБК составляет 11 миллионов 263 тысячи рублей перед налоговиками, а перед поставщиками - 73 669 миллионов рублей. Деятельность предприятия признана убыточной. 

Ситуация вокруг Выборгского ЦБК вряд ли разрешится сегодня-завтра. Судебные приставы вчера по указанию Минюста РФ подписали акт о невозможности выполнения решения суда и покинули территорию ЦБК. Будем надеяться, что хотя бы в ближайшее время, по крайней мере, не будет стычек со стрельбой. Комбинат будут охранять 210 сотрудников милиции и рабочие дружины. 

Вчера вечером и.о. начальника ГУВД Санкт-Петербурга Александр Серов сообщил журналистам, что прокуратурой возбуждено уголовное дело по статье 315 (о невыполнении судебных решений) в отношении "защитников ЦБК". 

Светлана ГАВРИЛИНА. 

P.S. По сведениям, полученным в Выборгском УВД и Советском отделении милиции, двое сотрудников комбината получили огнестрельные ранения. 38-летний Александр Огурцов ранен в левую кисть, а Валерий Кремов (ему - 51 год) - в левое плечо. Кроме того, в Центральную клиническую больницу Выборга "поступила женщина с гемоторексом", судя по всему, полученным в результате сильного удара в грудь. Имеется также немалое количество пострадавших, медицинская помощь которым оказана на месте событий. Синяками, шишками и ссадинами "обзавелись" также и многие сотрудники милиции. Видимо, аналогичные травмы выпали и на долю "тайфуновцев", но, по словам дежурного по Советскому отделению милиции, "они не жаловались". А захваченный было в заложники Александр Сабадаш получил диагноз "сотрясение мозга и многочисленные ушибы". 

После отбытия "тайфуновцев" и основных милицейских сил на территории комбината остались не более десяти сотрудников милиции - пост ГИБДД, патрульные из Выборга и двое сотрудников местного отделения. 

Впрочем, отстоявшим "статус кво" заводчанам рано праздновать победу. Наши собеседники из различных силовых структур считают, что рано или поздно "в соответствии с решением суда законные хозяева комбината вступят во владение Выборгским ЦБК". 

Георгий АРЕФЬЕВ


 
Прокуратура не дает гарантий... http://www.nvrem.dux.ru/arts/nevrem-2077-art-3.html

Правомерны ли действия сопровождавшего судебных исполнителей спецподразделения "Тайфун", предназначенного в первую очередь для подавления тюремных бунтов? На эти вопросы нашему корреспонденту Александру СЕЛИЦКОМУ ответил заместитель прокурора Ленинградской области Алексей Васильев. 

- Приставы действовали в соответствии с законом об исполнительном производстве, который предоставляет им право в исключительных случаях, когда возникает угроза безопасности граждан, проводить исполнение в ночное время, с 22 до 6 часов утра. Для содействия привлекаются органы милиции. 

- Но здесь была не милиция, а "Тайфун"! 

- "Тайфун" был привлечен судебными исполнителями для их личной безопасности. Из восьми исполнителей - пять женщин. Штрих, характеризующий ситуацию. 

- Вызывает удивление то, как они охраняли этих женщин. Это больше напоминало сообщения о действиях чеченских боевиков, а не антитеррористического подразделения! 

- Данные, которыми на сегодняшний день располагают органы следствия, не дают основания утверждать, что именно "тайфуновцы" применяли огнестрельное оружие. 

- А кто же? 

- По имеющимся данным, выстрелы производились снаружи. Но ситуация требует расследования. 

- А уголовное дело возбуждено по фактам стрельбы или только против стачкома? 

- Уголовное дело возбуждено по признакам статьи 315 (воспрепятствование действиям должностных лиц при исполнении судебного решения). В рамках этого дела будут расследоваться все обстоятельства. 

- Может ли кто-либо дать гарантии, что попыток силового захвата предприятия новым владельцем больше не будет? По крайней мере, до решения Арбитражного суда по исковому заявлению прокуратуры. (Еще в феврале областная прокуратура обратилась в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с исковым заявлением о признании недействительными результатов торгов по продаже имущества Выборгского ЦБК.) - Вопросы осуществления исполнительного производства - это компетенция министерства юстиции. Поэтому никаких гарантий... Я думаю, Управлении юстиции работают здравомыслящие люди, имеющие соответствующий опыт. Они найдут возможность решить эту проблему законным путем, без подобного рода эксцессов.


 
"Тайфун" штурмует комбинат http://www.vedomosty.spb.ru/arts/spbved-2105-art-4.html
Глубокой ночью с 13 на 14 октября жители поселка Советский, что в получасе езды от Выборга, были разбужены сиренами пожарной машины, гудками локомотива и грузовиков. 

Эти тревожные сигналы подняли из постелей тысячи людей, чья судьба связана с Выборгским целлюлозно-бумажным комбинатом. И они бросились к проходной предприятия. Такая тактика была разработана местным стачкомом два года назад, когда рабочие комбината взяли власть в свои руки и объявили его "народным", и великолепно срабатывала в критических ситуациях. 

В ночь с 13 на 14 служба судебных приставов Выборгского района приступила здесь к "проведению исполнительных действий". Действия были согласованы с областной прокуратурой и проводились по решению Арбитражного суда Петербурга и Ленинградской области. 

Главный судебный пристав Ленинградской области Анатолий Гончаренко сообщил, что это четвертая попытка передачи имущества завода фирме "Альцем", которая является собственником предприятия. Последний раз судебные приставы выезжали на завод 9 июля, но "народное руководство" 

не позволило им работать. Исполнительный лист, который так и не был исполнен, отправили обратно в Арбитраж. После 20 сентября Арбитражный суд предписал продолжить исполнение решения. 

Анатолий Гончаренко подчеркнул, что для обеспечения безопасности приставов на предприятие прибыли сотрудники Выборгского ГОВД и личный состав подразделения "Тайфун", приписанного к Главному управлению исполнения наказаний. 

Но и на этот раз приставам работать не дали. Как только они приехали на ЦБК, стачком завода оповестил жителей поселка Советский, работающих на заводе, и вскоре на предприятии начала собираться толпа, вооруженная кольями, дубинками, газовым и охотничьим оружием. Прозвучало несколько выстрелов. 

Экономический конфликт грозил перерасти в серьезное столкновение. 

Двое рабочих получили ранения. До трех тысяч жителей Советского наседали на представителей власти. В конце концов последние отступили, забаррикадировались в административном здании. По сообщениям информагентств, они взяли с собой заложников. К заводу были подтянуты дополнительные силы милиции. Страсти накалились до предела. Но ситуация изпод контроля работавших на месте представителей правительства, прокуратуры Ленобласти, Выборгского района и ГУВД не вышла. Велись переговоры. 

Прокурор Ленинградской области Юрий Прокофьев сообщил, что по факту воспрепятствования исполнению решения суда по передаче имущества Выборгского ЦБК собственнику предприятия _ фирме "Альцем" в соответствии со статьей 315 УК РФ возбуждено уголовное дело. 

Кто конкретно станет ответчиком по делу, прокуратуре предстоит разобраться. Все предыдущие дела прокуратурой расследованы и переданы в областной суд, слушания по ним еще предстоят. 

В конце концов разум возобладал. 

В 17.00 мы связались по телефону с заместителем начальника ГУВД Вениамином Петуховым, который выполнял в Советском роль миротворца. 

Вот что он сообщил: _ В 16.45 "Тайфун" был выведен за пределы завода. Заложники освобождены. Острота снята. Кроме двух раненых мужчин, других жертв и пострадавших нет. Эмоции улеглись, люди расходятся по домам. По комбинату ходят отдельные группы рабочих. Комбинат останется под милицейской охраной до утра. Представители правительства Ленобласти будут совместно с противоборствующими сторонами искать грамотное решение этой сложной ситуации. Так что вопрос, затрагивающий интересы тысяч людей, остается открытым. Противостояние, продолжавшееся 14 часов, закончено. 

Приставы подписали протокол о невозможности выполнить решения Арбитражного суда. 

Юрий ТРЕФИЛОВ


 
Конфликт на Выборгском ЦБК: в Лондоне о нем не знали? http://www.vedomosty.spb.ru/arts/spbved-2106-art-11.html

Минувшая ночь на Выборгском целлюлозно-бумажном комбинате прошла спокойно, никаких инцидентов не зарегистрировано, сообщили вчера корр. 

СПб-ТАСС в местном ГУВД. 

Тем временем в Лондоне сохраняется полная неопределенность относительно британской компании "АЛСЕМ", которой принадлежит Выборгский целлюлозно-бумажный комбинат (ЦБК). Корр. ИТАР-ТАСС удалось установить местонахождение головного офиса, который расположен в здании в самом центре Лондона, занимаемом в том числе и известным столичным театром "Палладиум". 

Числящиеся директорами "АЛСЕМ" британские граждане 66-летний Брайан Уэбб и 53-летний Пол Уильямс вечером в четверг даже не знали о событиях, происходящих на ЦБК. Уэбб в свою очередь заявил, что "он не тот человек, с которым нужно беседовать о данных проблемах". 

Созданная в 1997 году "АЛСЕМ" проходит по официальным документам как компания, "торгующая металлом". Нет ясности и относительно ее структуры: "АЛСЕМ" зарегистрирована не только в Лондоне, но и в Швейцарии. 

Более того, как стало здесь известно, "АЛСЕМ" полностью контролируется лондонской компанией "Эймет Интернэшнл" и фирмой "Шантон Интернэшнл", зарегистрированной на Мальте. Ни один из источников не мог пока предоставить данные о деятельности и характере работы этих компаний. 


 
На "ЛМЗ" поддержали Выборгский ЦБК http://www.vedomosty.spb.ru/arts/spbved-2107-art-26.html

Вчера у стен проходной акционерного общества "Ленинградский Металлический завод" состоялся митинг в поддержку трудового коллектива Выборгского целлюлозно-бумажного комбината. 

Участники митинга на "ЛМЗ" (более 100 человек) приняли резолюцию, в которой они поддерживают борьбу трудящихся ВЦБК за сохранение отечественного предприятия. Митинговавшие потребовали передать право собственности на комбинат трудовому коллективу. "Добровольно-принудительная" приватизация, как подчеркивали выступавшие на митинге, приводит к разворовыванию отечественных предприятий, свертыванию производства, массовой безработице. Участники акции протеста у проходной "ЛМЗ" призвали решать конфликт на Выборгском ЦБК только мирным путем _ без применения оружия и насилия против рабочих. 


 
Экономический комментарий http://www.vedomosty.spb.ru/arts/spbved-2107-art-55.html

Приватизирован и очень опасен Приватизационное здание российской экономики угрожающе покачнулось. Торопливо воздвигнутое в рекордно короткие сроки бригадой шабашников, сколоченной из младших научных сотрудников и кандидатов всяческих наук, оно покрывается трещинами, обнаруживая в конструкции своей грубые просчеты и заведомый брак. 

События минувшей недели на Выборгском ЦБК, когда споры о собственности на этот раз сопровождались выстрелами и кровью, _ лишь одно из подтверждений ущербности той части реформ, которые относятся к приватизации и акционированию в России. Так же как конфликты на Ломоносовском фарфоровом заводе и на множестве других предприятий города и страны. Большинство из них протекают, к счастью, без выстрелов и крови, но никак не разрешаются, и вряд ли кто может сказать _ когда и чем они разрешатся. 

В каждом из этих конфликтов, связанных с собственностью, свои хитросплетения и юридические тонкости. Разбираться в них человеку непосвященному сложно. Но все они имеют одинаковую основу, все они изначально несут в себе семена обмана и несправедливости. 

Представьте, что вас вынудили принять участие в игре _ нечто вроде лото, а ставка в ней _ ваше имущество. Объяснили вам правила этой игры, которые вы поняли лишь частично, а кое-что и сам объясняющий толком не понимал. Да и карточки этого лото тоже не все были сделаны, как надо. В результате пришлось вам свое имущество полностью или частично передать в чужие руки, а новый владелец продал его другому, а тот _ третьему. И через какое-то время оказалось, что не вы в доме своем хозяин, а незнакомый вам собственник, поддерживаемый законом и государством. 

Такова фабула каждого нынешнего конфликта. Ошибки в самом законодательстве о приватизации плюс вольные или невольные ошибки тех руководителей и коллективов, которые выбирали варианты приватизации и осуществляли сам этот процесс, плюс стремление новых собственников однозначно решить эту запутанную задачу в свою пользу. 

Российская общественность взбудоражена. Ее либеральная, так сказать, часть, принявшая на "ура" ход и итоги приватизации, растерянно вещает: "Нельзя допускать присвоения собственности явочным порядком, захватом...". Представители делового мира более категоричны: передел собственности лишает существующих акционеров и инвесторов уверенности, несет хаос на фондовый рынок. Политики пугают нехорошим отношением к России западных стран. 

Причем мало кто вспоминает о судьбе и перспективах проигравших. О тех трудовых коллективах, для которых тот же Выборгский ЦБК _ единственное средство заработка, жилья и вообще существования. И о тех, кто из-за инфляции, мизерных пенсий продал акции предприятия, на котором отработал многие годы. Ну да, перед приватизацией никто не говорил о "священности частной собственности", поскольку таковой вроде бы и не было, а о государственной собственности вспоминать сейчас как-то не с руки. 

Чубайс, Кох и прочие отцы-приватизаторы, заработав даже на книжках о своей торопливой деятельности в сфере госимущества, заблаговременно оставили ее. Об этом прошлом, надо думать, головы у них не болят. Ломать голову приходится нынешним руководителям Мингосимущества. 

Решение о возврате Ломоносовского фарфорового завода в собственность государства прозвучало как взрыв бомбы. 

"Опасный прецедент, свершилась деприватизация, началась национализация" _ эти восклицания несутся сейчас со всех сторон, хотя речь может идти всего лишь о попытке исправления ошибок, допущенных по вине тех, кто осуществлял приватизацию любыми способами. 

Исправить эти ошибки крайне сложно. Можно устранить какие-то несуразности в законодательстве, но нельзя вернуть то, что растащено по частям и разворовано. Кроме того, многие новые собственники, покупая акции и обязуясь выполнить инвестиционные условия, ничего такого не выполняли и тратить свои деньги на подъем российской экономики не собирались. По подсчетам Российского фонда федерального имущества (РФФИ), примерно на 40 процентах приватизированных предприятий инвестиционные программы не выполнены. Другими словами, частные их владельцы, которых так спешили назвать эффективными собственниками, денег в развитие приобретенных производств не вкладывали, собираясь либо перепродать, либо уничтожить вовсе, как конкурентов. А мы еще недоумеваем, отчего российская промышленность падает все ниже и ниже и никак не может выбраться из кризиса. 

Некоторые средства массовой информации стремятся представить конфликт на Выборгском ЦБК как пример очередного обострения классовой борьбы в России. Это глубоко ошибочный и опасный тезис. Появись на комбинате действительно "эффективный собственник", он бы вложил в развитие производства средства, пригласил опытного управляющего, позаботился бы о росте выпуска продукции и зарплаты работающих и о социальном мире в поселке. Ничего этого не произошло, и ничего подобного не происходит на значительной части предприятий, подвергшихся приватизации. 

В сущности, только с этой точки зрения _ чего именно добивается новый собственник _ следует анализировать и оценивать большинство подобных конфликтов. Власти Ленинградской области уже давно могли бы дать такую оценку событиям на Выборгском ЦБК и встать в эти дни между конфликтующими сторонами. Нет, не смогли этого сделать, думали, видимо, что рассосется само по себе. Федеральные власти тоже особого беспокойства не проявляют. На днях председатель РФФИ сообщил, что готовятся поправки к законам, которые позволят облегчить изъятие приватизированных до июня 1997 года предприятий в собственность государства. 

Надо полагать, что этот процесс все-таки мыслится без захватов и иных подобных эксцессов. 

Приватизационное здание российской экономики покрылось трещинами. 

Мы более или менее спокойно наблюдали, как проходил дележ национальной собственности, и каждый в одиночку переносил экономические последствия этого. Сейчас, похоже, наступает другой этап, когда под угрозой гражданский мир, потому что пришло время пожинать обещанные плоды приватизации. Для большей части российского населения эти плоды обернулись обнищанием. И эта объективная закономерность может оказаться сильнее всех законов и даже самого "священного права частной собственности". 

Ян СТРУГАЧ

Забастовки. Революция. Новости политика. Партия Диктатуры Пролетариата. Разлацкий пролетаризм митинг
 
| Наши ICQ #99936914 | ICQ #36931513 | ICQ #221592473 | proletarism@mail.ru
Слава Октябрю 1917-го года!
Да здравствует НОВЫЙ Октябрь!
Получить E-mail
@proletarism.zzn.com
Логин
Пароль
Make Cash on the Net
 

© 1999-2006 страничку делал Виктор Котельников. Где что не работает, прошу подсказать.

be number one TopList Яндекс цитирования


Вверх странички