Политическая Партия Диктатуры Пролетариата. Можно скачать программу партии. Чат, форум, фото, новости, газета, почта. Знакомства с лекциями, работами Разлацкого. Пролетаризм. Стачком Самары. Бесплатно объявления из России: Самара, Москва, Петербург. Революция 1917, забастовки, война в Чечне, выборы и армия.  Психология и законы бизнеса, государства, войны. Философия материализма, Карл Маркс, Энгельс, капитал, Ленин, Сталин. Долой Президента и правительство!
http://proletarism.ru - еще один сайт - портал ПДП. Через 20 минут Вас автоматически переправит на proletarism.ru
       I
Форум I Гостевая книга I Чат I Фотогалерея I
PROLETARISM
Партия Диктатуры Пролетариата
Стачком Самары. (Stachkom)
RussianEnglishFrenchSpanishGermanFinnish
Добавить в "Избранное"
Сделать стартовой страницей
 
sbiogis Почти все материалы, которые Вы читаете на нашем сервере за подписью Стачкома и ПДП, написаны Григорием Исаевым.
Некоторые Работы:
Оргдельцы и очковтиратели!
Рабочее самоуправление, что это такое? 14. 05. 2000г.
К ДИСКУССИИ ПО ПРОГРАММЕ ПДП (Феодализм в СССР)
По поводу ответа Г. Исаева тов. Ф. Лобову.
Почему гниют рабочие профсоюзы, комитеты, стачкомы?
Федору Лобову на его письмо от 8. 01. 99г.
Что такое Советская Власть.
Нужны не выборы...
Начало Революции!
Уроки рельсовой войны - 98.
Подписка на 
stachkomru

Листовки:
-К ГРАЖДАНАМ САМАРЫ!
-БРАТЬЯ СОЛДАТЫ!
-ОМОНОВЦЫ!
-ЗАЧЕМ НУЖЕН СТАЧКОМ.
-ЗиМовские забастовочные частушки.
-РАБОЧИМ НУЖНА СВОЯ ПАРТИЯ!
Subscribe to 
proletarism
Alan

К ДИСКУССИИ ПО ПРОГРАММЕ ПДП

(к зарубежным товарищам)

Товарищи, друзья!

Извините, что мы до сих пор не принимаем должного участия в дискуссиях в списках STACHKOM и PROLETARISM, хотя и должны бы быть одними из самых активных участниеов общего разговора. Ведь без нас, без наших идей не было бы и самих списков. Причина “пассивности” одна: нас с головой захлестывают дела. Если Вы следите за Россией, то и сами видите, что ситуация у нас обостряется со дня на день. Мы готовимся к серьезным событиям, которые могут начать развиваться в любой момент. Наш городской Стачком, а он всё твёрже становится основой, ядром Российского стачкома, работает без преувеличения круглые сутки.

Однако мы решили, что дальше смотреть за вашим разговором со стороны будет уже совсем неправильно. Поэтому обращаемся к Вам с более подробными разъяснениями наших взглядов, которые отражены Программ ПДП и, в первую очередь, такого, может быть, странного не марксистского утверждения, что строй, режим в бывшем СССР был не социалистический, не буржуазный, а именно феодальный.

В начале несколько общих пояснений.

Во-первых, напомним, что для нас социализм есть, прежде всего, твердая рабочая власть – все остальное потом. В связи с чем несколько слов о новом термине “пролетаризм”. Пролетаризм это то, что Маркс и все верные ему последователи понимали под "низшей фазой" коммунизма или "социализмом", другими словами, это переход общества от капитализма к коммунизму, от классовости перехода к бесклассовости. Кажется, всё ясно... Но термин "социализм" никак не отражает в себе очевидной классовой сути перехода общества из одного состояния в другое, он скорее даже затушёвывает, замазывает её. Неслучайно под красивой вывеской социализма могут спокойно существовать самые реакционные режимы, но только не сама рабочая власть. Помнится, даже у Гитлера была не какая-нибудь, а "Национал-Социалистическая Рабочая партия"... Удивительная вещь социализм! Он всё стерпит, всё прикроет - так и напрашивается сказать: от социализма до фашизма один шаг. То есть хочу сказать, а всё ли в марксизме в порядке с такой важной вещью как понятийный аппарат, с терминами, которыми мы пользуемся, если даже чудовищный выродок Гитлер посмел “нацизм” и “социализм” поставить рядом?

Термин "социализм", не точный, а не точный, значит, не верный, отсюда и масса проблем с ним. Пролетаризм же, напротив, прямо говорит, что это не власть Партии (пусть даже трижды пролетарской), не власть вождей (даже беззаветно преданных пролетариату), не власть государства, - а власть самого класса. Власть политическая и экономическая, власть в центре и на местах, власть абсолютная, ни с кем не делимая. По существу, пролетаризм - это синоним диктатуры пролетариата.

Это следует и из логики самой истории. Когда хозяевами в обществе были рабовладельцы - это было рабовладельчество, когда феодалы -- феодализм, капиталисты -- капитализм, то есть по хозяину, по правящему классу, именовалось и само общество. Так почему же после революции, после взятия власти пролетариатом общество, строй не должны называться пролетарскими? Именно пролетарскими!

Если подытожить, то “коммунизм” - это цель, а “пролетаризм” - дорога к цели. Но чего стоит цель, пусть даже и великая, без верной дороги к ней? Ещё Ходжа Насреддин заметил, что, сколько не кричи: "Халва-халва"... во рту сладко не станет. Встанем на верную дорогу - дойдём до цели, нет - снова жестоко опрокинемся в прошлое. Это, в частности, означает, что нужно немедленно и самым решительным образом вводить в практику, в работу, в обиход термин “пролетаризм”. И не следует бояться, что это собьёт с толку “тёмные массы”, наоборот, мы вполне убедились, что после небольших разъяснений рабочие спокойно воспринимают непривычный термин как свой. Потому что он прост, точен, ясен. Кроме того, сама фонетика, само звучание нового слова не дадут никому забыть, что за власть, что за строй, что за общество, в котором мы живём. А главное - кто в нём Хозяин! А хозяином должен быть "организованный в господствующий класс пролетариат". (Маркс).

Во-вторых, мы считаем, что диктатура пролетариата в СССР, и во всём мире была исторически обречена на неизбежное поражение, чего никак не могла предусмотреть существовавшая на тот момент марксистская теория. Не могла, ибо она сама является продуктом осмысления революционного опыта пролетариата, а сын, как известно, не может родиться прежде отца.

В-третьих, важно отметить, что контрреволюционный переворот в СССР произошёл не в виде откровенного путча или восстания буржуазии, что бы это сразу было видно и понятно всем, а тихо, бесшумно, весьма растянуто во времени, и таким неожиданным путем, что этого никто не заметил. Об этом подробно говорится в ВКМ Разлацкого. В результате даже после полного завершения переворота (время правления Хрущева) Советский Союз как внутри, так и вне его все продолжали воспринимать как социалистическое государство, хотя социалистического, кроме названия, в нём ничего уже не было, о чем подробно говорится в ВКМ. Здесь же приведу выдержку из Манифеста, по затрагиваемому мной вопросу

“Контрреволюционный переворот произошел. При глубоко капиталистической сущности порожденного им общественного уклада, форма общества, его структура приобрели весьма своеобразные черты. Отношения Администрации и трудящихся моментально деградировали до уровня феодальных. Полновластие в распределении благ, полновластное владение всем народным хозяйством освободило Администрацию от угрозы какого бы то ни было конкурентного экономического давления, - а, значит, стала не нужна погоня за максимальной прибылью и сопутствующее ей развитие производства.

Беспокойство Администрации свелось к тому, чтобы ее крепостные могли хоть как-то прокормить себя, обеспечить воспроизводство рабочей силы, но - главное - полностью удовлетворяли потребности хозяина - Администрации.

В то же время распределение благ, экспроприированных у пролетариата внутри самой верхушки, среди диктаторствующей Администрации осложнено нагромождением ничего уже не значащих формальных требований, оставшихся в наследство от предыдущих этапов государственного развития. Неизбежная борьба за распределение благ в самой административной среде, в силу этого носит мелкобуржуазный, крохоборный характер, когда ради личной копеечной выгоды гробятся миллионы и миллионы, именно потому, что они "ничьи" и в личную собственность превратиться не могут. Это неестественное положение чревато неизбежными кризисами, разрешение которых всякий раз шаг за шагом ведет к обнаружению и узаконению капиталистической сущности, т. е. к приведению формы в соответствие с содержанием.

Эта странная, не наблюдаемая ранее форма капитализма вводит в заблуждение многих - и в стране и за ее пределами. Этому немало способствует отсутствие подлинно социалистического образца для сравнения, широкая пропаганда (внутри страны - вообще подавляющая) псевдомарксистских теоретических измышлений верхушки и обособленность, отделенность социалистического мира от капиталистических проблем, причины которой толкуются как особенности социализма, а на самом деле предопределены феодальной структурой".

Так обстояли дела в 1979 году. К концу 80-х годов общий (экономический, политический, социальный) кризис в СССР обострился настолько, что как воздух требовалась замена феодальных отношений, феодальных структур общества на капиталистические, чем и явилась горбачевская (буржуазная) перестройка. Но если наши коммунисты-марксисты-троцкисты воспринимают перестройку как РЕАКЦИОННЫЙ переворот от социализма к капитализму, то для ПДП, наоборот, это, несомненно, есть РЕВОЛЮЦИОННЫЙ поворот от феодальных отношений к буржуазным. Для нас перестройка не есть изменения в базисе, то есть в производительных силах и производственных отношениях; перестройка привела к коренным изменениям именно в надстройке: в правовой, законодательной, идеологической, нравственной, духовной сферах жизни общества, во всей системе общественных отношений. Поясню это на примере.

Предположим, что где-то сегодня происходит фашистский переворот. Ясно, что при этом останутся прежние владельцы средств производства, на чьих заводах будут работать, как и вчера, наемные рабочие. Это очевидно, как и то, что с момента самого переворота пролетариат и общества погрузятся в коричневую ночь фашистского террора. Отсюда вопрос: следует ли рабочим и вообще людям радоваться, что капитализм, как общественно-экономическая формация остался незыблемым? Наверное, всё-таки куда важнее та система, тот строй, тот режим, в которых оказались люди.

И другое. Представим себе, что рабы в Древнем Риме работали бы в каменоломне, на плантации... не вручную под палящим солнцем, а на самой современной технике с кондиционерами, с электроникой, но при этом они были бы так же прикованы к ней цепями и над ними свистел бы кнут надсмотрщика. Скажите, намного ли бы изменилось их положение как рабов? Точно так же, но только в положение крепостных находились рабочие СССР в последние десятилетия его существования. А секретари обкомов, горкомов, райкомов КПСС являлись тогда откровенными царскими наместниками, воеводами, настоящими феодалами каждый на своем уровне.

Вот почему горбачевскую перестройку следует считать аналогом Февральской революции 1917 года в России. А это значит, что с полным её завершением, т.е. с запретом КПСС в августе 91-го года и расстрелом старого, ещё вполне “коммунистического” Верховного Совета в октябре 93-го года Россия, как и в начале века, вновь начала свой путь от Февраля к Новому Октябрю.

Еще один момент о том же. Сегодня широко бытует и муссируется мнение, что в СССР был не социализм, а госкапитализм, то есть высшая, самая совершенная ступень в развитии капитализма. Но как тогда объяснить, что в результате БУРУАЗНОИ перестройки он деградировал не в какую-нибудь, а именно в низшую, первую стадию капитализма? Ведь в России и сейчас практически отсутствует капиталистическая конкуренция, а по Марксу это есть стадия первоначального, свободного накопления капитала, та, которая в истории шла вслед за крушением феодальных отношений. Разве это не то же самое, как если бы современный реактивный самолет, потерпев аварию, вдруг превратился не в поезд, не в автомобиль, не в паровую машину, а именно в телегу с лошадью? Как это объяснить, ссылаясь на Маркса-Ленина? Однако этот вопрос для наших “зорких” марксистов просто не существует, они его не замечают.

Вообще о госкапитализме нужно поговорить несколько подробнее.

“Один остроумный немецкий социал-демократ 70-х годов прошлого века назвал почту образцом социалистического хозяйство. Это очень верно. Теперь почта есть хозяйство, организованное по типу государственно-капиталитстической монополии... Перед нами высоко технически оборудованный механизм, который вполне могут пустить в ход объединенные рабочие”. (Государство и революция, гл. 3 п. 3)

“В Германии мы имеем последнее слово современной капиталистической техники и планомерной организации, подчиненной юнкерски-буржуазному империализму... Поставьте на место государства военного, юнкерского, буржуазного государство иного социального типа, иного классового содержания, государство советское, т.е. пролетарское и вы получите всю сумму условий, которое дает нам социализм”. Это мы читаем в работе “О “левом” ребячестве и мелкобуржуазности”. В “Грозящей катастрофе и как с ней бороться” Ленин говорит еще лаконичнее: “Социализм есть ничто иное, как ближайший шаг вперед от государственно-социалистической монополии”. О каком шаге говорит Ленин? Наверное, только об одном: о пролетарской революции об установлении в обществе революционной диктатуры пролетариата. Это азбука Марксизма.

Но современным философам азбука не ведома – они все рассуждают, да выясняют, был или не был госкапитализм в СССР? Но разве же это нужно выяснять, господа “ученые”? Разве не ясно, что элементы государственного капитализма как естественная, необходимая ступень в историческом развитии производительных сил начали возникать еще в IХХ веке и с тех пор повсюду теснят частно-собственнический капитал? Разве не ясно, что важен не госкапитализм сам по себе, а в чьих руках находится само государство, потому что, все, что ни происходит в обществе, всегда целиком и полностью определяется волей и интересами господствующего класса. И не ясно ли из этого, что любое исследование советского общества должно начинаться с выяснения главного вопроса: а именно правящий класс был в СССР? Откуда он взялся (если буржуазия была свергнута и уничтожена революцией), как трансформировался во времени, какова была его внутренняя природа? Без ответов на эти вопросы вообще бессмысленно приниматься за какие-либо исследования.

Но мыслители продолжают искать не там, где потеряли. Причем все: как “поклонники”, так и “противники” госкапитализма, а то, что они ведут непримиримую полемику между собой, никого не должно вводить в заблуждение: те и другие одинаково морочат голову рабочим своими пустопорожними речами. Все спорящие при этом, конечно, искренне считают себя самыми лучшими защитниками, друзьями рабочих... Говорят, однажды Сталина по какому-то поводу спросили: “А какой из двух вариантов лучше?”. Сталин, помолчав, ответил: “Оба хуже”. В полной мере это относится к нашим сторонникам и противниками госкапитализма. Не о том, совсем не о том ведут дискуссии “друзья” рабочих!

***

Пролетариат неимущ, рабочим, в отличие от капиталистов, нечем оплачивать работу государства, чиновничества. Рабочие сильны своей организованностью, готовностью к коллективным действиям и самими действиями – лишь в этом случае пролетарии и класс в целом становятся истинными хозяевами положения и в бригаде, и в цехе, и городе, и стране. Это и есть то, что называется социализмом, советской властью, диктатурой пролетариата, пролетаризмом. Вряд ли найдется тот, кто заявит, что такая высочайшая организованность у нашего рабочего класса была хоть когда-нибудь, т.е. он никогда не являлся хозяином фактически. В связи, с чем еще раз повторю свой вопрос: кто же все-таки был правящим классом в СССР?

Известны следующие эксплуататорские классы: рабовладельцы, феодалы, буржуазия. Других просто нет. И вот тут мы встаем в тупик, ибо точно указать какой же из этих классов был хозяином в СССР, невозможно. “Партократия”, “бюрократия”, “партино-государственная номенклатура”... ответом здесь никак не являются, т.к. представляют собой обыкновенное чиновничество, аппарат, т.е. суть само государство, а государство, как известно, есть всего лишь инструмент в руках подлинного хозяина: господствующего класса общества.

Чтобы найти правильный ответ, обратим внимание еще на одну “странность” госкапитализма в СССР. Всем известно, что экономика Советского Союза в последние десятилетия была едва ли не убыточной, она практически существовала за счет продажи нефти, газа, угля, леса, других природных ресурсов. Кроме того, а об этом мало кто сейчас помнит, до 20% союзного бюджета составляли в то время так называемые “пьяные” деньги, т.е. полученные за счет реализации алкогольной продукции. (Заметим в скобках, что спаивать народ начали еще коммунисты-феодалы. Сегодня буржуа-демократы довели это до чудовищных размеров, прибавив к этому импортируемую с Запада наркоманию. Так заботились и заботятся теперь власти о духовном росте народа!)

А между тем, гигантская с двухсотмиллионным населением страна трудилась тогда с полным напряжением сил: заводы, фабрики, шахты... работали круглые сутки в три смены. Добавим к этому еще многочисленные субботники, воскресники, повышенные планы, социалистические обязательства, ударные комсомольские стройки и прочий сверхнормативный, как правило, неоплачиваемый труд миллионов крепостных... А цены росли, народ стоял в очередях, необходимые продукты и товары распределялись по карточкам.

Не правда ли, странный был государственный капитализм: прибыль была ему почему-то не нужна. Но возможно ли, например, представить, чтобы почта или железные дороги в той же Германии времен Бисмарка приносили государству убытки? А в СССР это было нормой. Почему? Наши мыслители такими вопросами себя не обременяют!

Хотим мы того или нет, но Советский Союз с его общественно-экономическим укладом никак не укладывается в прокрустово ложе окаменелых представлений, “друзей” рабочих. Судите сами: происшедший контрреволюционный переворот по своей сути был глубоко капиталистическим, а отношения правящего класса (Администрации в целом) и пролетариатом оказались откровенно феодальными; кроме того, распределение благ, экспроприированных у пролетариата, внутри самой административной среды носило ярко выраженый мелкобуржуазный, крохоборный характер, когда ради личной копеечной выгоды гробились миллионы и миллионы. Перечислим еще раз основные характеристики уклада: капиталистические, феодальные, мелкобуржуазные – вот такой причудливый, невиданный в прежней истории, коктейль из черт и свойств представлял собой послеоктябрьский социализм. Таковы факты, от них не отмахнуться.

******

Триумф и трагедия мирового социализма поставили перед нами массу вопросов и задач – их разрешение есть огромная по сложности и масштабам работа. Она, к счастью, в марксизме уже проделана. Это совершил А.Б. Разлацкий. Каждый, кто даст себе труд спокойно прочесть хотя бы три работы: “Кому отвечать?”, “Второй Коммунистический Манифест”, “Заметки на полях истории”, увидит стройную законченную систему взглядов в анализе исторического опыта с Октября 1917 года до наших дней. Оценки даны исключительно с классовых позиций пролетариата, т.е. с позиций марксизма.

Боясь показаться назидательным, я должен все-таки сказать: меня удивляет, что в списках STACHKOM и PROLETARISM дискуссии, как правило, идут совсем не о том, о чем нужно. А ведь марксисты всегда должны уметь определять из широкого, постоянно меняющегося круга задач, стоящих перед пролетариатом, ту главную, без решения которой нельзя решить ничего. На сегодня главной задачей я вижу вот что.

Пролетариат силен только тогда, когда он организован, а кто является организатором, вождем класса? Партия! Вот об этом и надо говорить в первую очередь. Здесь важно все: от самого названия партии до верного понимания роли, места, значения партии в общей системе диктатуры пролетариата. Каковы должны быть взаимоотношения Партии и класса, Партии и общества? Партия – это что: мозг и голос пролетариата, или нечто совсем иное? Какова должна быть диалектика внутренней жизни самой Партии, чтобы, например, в случае смерти вождя (а люди бренны), она не теряла своих революционных качеств, а быстро находила, выдвигала из своих рядов нового лидера, нового по-марксистски мыслящего вождя? Это необходимо и при возможном несоответствии Генсека новым историческим условиям, новым задачам очередного этапа социалистического строительства.

А вот и наиважнейший вопрос: должна ли Партия брать в свои руки власть или, наоборот, всей своей деятельностью, всей работой, делать все, чтобы единственной реальной властью в обществе на всем движения к коммунизму был и всегда оставался сам организованный пролетариат, сами организованные рабочие. Всегда, везде, во всем! Ведь это и только это является единственной гарантией и условием неостановимого движения человеческого рода в бесклассовое общество -- условием, которое никогда и нигде еще не было реализовано на практике.

Вот о чем надо бы вести самый заинтересованный горячий разговор. Но вместо этого снова и снова бездонные по “глубине” и “новизне” беседы мыслителей: “Троцкий, Сталин, госкапитализм, бюрократия, профсоюзы, центризмы и проч.” Данные вопросы тоже важны, но они вторичны, т.е. даже блестящее их решение никогда не поднимет, не мобилизует пролетариат на истинно революционную борьбу.

****

Общество может считаться социалистическим лишь в том случае, если в нем действует ОСНОВНОЙ закон социализма: “Распределение труда и продуктов производства в интересах общества в целом, стимулирующее рост общественного благосостояния и общественного сознания”. (“ВКМ”, гл.II) Только благодаря этому Закону, общесто и способно бесповоротно двигаться в будущее, в коммунизм. Зная это, мы можем твердо сказать: был ли в СССР социализм и, если да, то в какой мере, в каких формах, до каких пор?

При Сталине Основной закон социализма, несомненно, исполнялся – как этого Сталин добивался, какие у него были ошибки, во что это обходилось обществу – разговор особый. Начиная же с Хрущева и дальше, все поворачивалось в другую сторону вплоть до полного краха социализма. Если учесть, что подобное (пусть со своими особенностями) произошло со всеми странами социалистического лагеря, то не означает ли это, что послеоктябрьский социализм был ущербным, дефективным в том смысле, что изначально таил в себе скрытую опасность перерождения, мутации в некую феодально-буржуазную химеру с иезуитской мимикрией под социализм? Причиной же такого оборота вещей послужило всего одно, чисто формальное обстоятельство: ПРАВЯЩЕЕ положение партии.

А именно. Прочно захватив власть, расправившись с оппозицией, избавившись от какой бы то ни было конкуренции, партия естественным образом превратилась в КОЛЛЕКТИВНОГО монарха, стоящего над пролетариатом и всем обществом. Будучи и внутри себя выстроенной по строгому вассалитету, партия неизбежно выдвигает, ставит над собой ещё и монарха-вождя: Сталина, Мао, Тито, Ходжа, Чаушеску... большинство из них было провозглашено даже пожизненными Президентами. Круг замыкается, из него не вырваться. То есть жизнь неумолимо продемонстрировала, что правящая, диктаторствующая Партия неминуемо превращает рабочих, всех трудящихся в подлинных крепостных. Почти вековой мировой опыт от Октября до наших дней – ярчайшее тому подтверждение. Теоретики этого не замечают!

Не партия, а сам пролетариат должен быть правящим -- в этом вся суть и вся идея социализма! И если Партия этого не поймет, ей заранее уготован тот же бесславный конец, которым завершила свою историю, превратившись в КПСС, некогда легендарная, изумительная по революционности РСДРП(б). Древние говорили: “Если боги хотят кого-то лишить разума, они дают ему власть”. Ещё жёстче, точнее говорит Маркс: “Власть развращает, абсолютная власть - развращает абсолютно”! Это действительно справедливо в отношении кого угодно и чего угодно, но только не в отношении организованного рабочего класса, потому что "Власть такая привилегия, которая не может испортить, обуржуазить только сам пролетариат". (Второй Коммунистический Манифест).

С уважением. Г. Исаев.

воскресенье, 5 Марта 2000 г.

Забастовки. Революция. Новости политика. Партия Диктатуры Пролетариата. Разлацкий пролетаризм митинг
 
| Наши ICQ #99936914 | ICQ #36931513 | ICQ #221592473 | proletarism@mail.ru
Слава Октябрю 1917-го года!
Да здравствует НОВЫЙ Октябрь!
Получить E-mail
@proletarism.zzn.com
Логин
Пароль
Make Cash on the Net
 

© 1999-2006 страничку делал Виктор Котельников. Где что не работает, прошу подсказать.

be number one TopList Яндекс цитирования


Вверх странички